Я постараюсь изложить то, что уже когда-то писал в ЖЖ — только более понятно. Возможно, кому-то это поможет. Поскольку пожаловались недавно, что та запись трудночитаема — писал наспех, чтобы успеть записать до того, как забуду. Так вот, перейдём к моему жутко субъективному исследованию на тему верности и ревности. Только начать придётся издалека — по порядку, так сказать.

Я раньше искал и ждал одну-единственную. Ту самую. Отталкивая всех прочих, которые были случайны. Искал. Ждал. И ещё — знаете ли, я умею хранить верность, хотя и никогда не клялся в ней — принципиально. Той девушке, с которой встречался, не мог -да и сейчас не смогу, если опять кто появится — изменить просто физически. Не говоря уже о том, что могу грубо послать покусившуюся на меня мадмуазель али мадам — мол, на чужой каравай… Прямо-таки лапочка и молодец, но что-то было не так. Я вроде бы нашёл девушку, которая вызвала во мне чувство, будто никто, кроме неё, на всём свете мне не нужен. Она этим летом замуж, кстати, вышла, что меня радует. Ведь то, что она исполнила свою самую заветную мечту — это замечательно. И здорово было, когда она разорвала отношения. И в этом что-то было не так. Не вязалось это с тем самым ощущением, которое положило начало нашим отношениям, и с выбранной мной стратегией. Я что же, ошибся тогда? Особенно явно что-то стало не так, когда я понял, что не могу отделаться от зацикленности на 3х девушках. А так мог. Непонятно вам? Так объясню.

Влюбляюсь, увлекаюсь кем-то я довольно часто, но давно не придаю этому значения. Неделя, максимум две(иногда вообще нескольких часов достаточно) — и всё схлынуло, гормоны отыграли своё. Даже если дама какими-то своими приёмчиками пыталась вогнать меня в невроз — злобился и с корнем вырывал всё бурлящее внутри. А приёмчики — примитивные. Например, сначала привлечь внимание, потом показать всем видом зелёный свет, а убедившись, что мужчина начинает проявлять интерес — сделать вид, что ничего не было. Полное равнодушие. А о попытках вызвать ревность, обнимаясь с кем-то из знакомых, друзей — вообще и говорить нечего. Потому как включалась хорошо отлаженная программа «Вот и с ним оставайся — хорошо, что ты не одинока, я в пары не вмешиваюсь». И в пары я не вмешиваюсь — вдруг я влезу в отношения посланных друг другу судьбой и попорчу, а то и разрушу их? Ай-ай.

Но эти три мадмуазели — они как-то запали неизвестно в какую часть меня и нагло обосновались там — и гостят до сих пор. Случилось это ещё до девушки которую я принял за единственную…нет, Единственную… НЕЕЕЕАА!

ЕДИНСТВЕННУЮ

и посланную судьбой, всё проимходило в тот год, в который мне исполнилось 17 лет, сейчас 4 года с тех пор можно отпраздновать. Запали все три музы — а именно так я их называю — куда-то в душу в тот год. Окончание школы и начало учёбы в университете. В течение нескольких месяцев по очереди меня начинало тянуть к первой, потом ко второй, потом к третьей — тянуло и к прочим, но ко всем я потом остывал. За исключением первой музы — это была та самая юношеская любовь с несчастным концом, разбитым сердцем и разъездом в разные города. И первые года полтора был один просто из-за мыслей о ней — считал, что пока не смогу перестать думать о ней каждый день, начинать с кем-то встречаться будет нечестным. Потом вернулся к поиску единственной — когда решил, что всё прошло. И вроде как нашёл, забыл про муз, но… время от времени они вылезали вновь. Чуть-чуть. А затем была встреча с первой музой, расставание с девушкой и раскрытие карт. Сначала перед первой, потом — перед второй и третьей(которым я говорил, что их двое — опять показалось, что к первой успокоился, и лишь потом убедился, что был не прав). Из того, что было дальше, достаточно будет сказать, что мы так и остались с каждой на большом расстоянии. А теперь хватит мыла и к делу — к тому, что я сумел в себе раскопать после этого. Потому как копаться пришлось.

 Результаты глубокого самокопания

Всё пришло из семьи. У моей матери был младший брат, который умер в возрасте 4х лет. Он умирал несколько месяцев на руках родителей, которые сделали всё возможное — но так и не смогли даже выяснить — в чём была причина. А мать моя в это же время вынашивала меня в далёком Новосибирске. Она узнала о болезни и смерти брата лишь после моего рождения — которое случилось в скорости после этой самой смерти. Когда приехала со мной к родным погостить. Мои бабушка и дедушка — люди сильные. Но этот удар был слишком сильным, и они не оправились от него до сих пор, тем более, что их уже била жизнь в области семьи и отношений — била серьёзно, но о тех ударах я умолчу. Этот был самым поздним и сильным. И проявился в том числе в мом воспитании.

 Мои родители развелись, когда мне был год от роду, и я остался у родителей матери. Родители со стороны отца, как и все родственники, проживавшие в том же послке, были отстранены от меня в результате теперь неизвестных распрей и прочих непонятных вещей. Но были и понятные. Я,смешной, маленький и беспомощный, заменил им ушедшего сына, и многое от них мне досталось — за него или из-зи него. Всю любовь, которую не успели передать ему, всю любовь, которую теперь торопились передать мне — и страх, что всё повторится. Страх был силён, поэтому меня держали в клетке, не отпуская погулять за пределы двора — но зато в этих строгих рамках позволялось многое, баловали, позволяли кучу вещей. И,естественно, не понимая этого, настраивали против тех — других, не наших людей. Против всех, кто мог меня у них отнять. Тень дяди Сергея,  с которым я никогда не встречался, витает рядом всю жизнь. Но я никого в этом не виню. Это бессмысленно. Как бессмысленно винить родителей за то, что они оставили меня. Что тоже сыграло свою роль.
 Родителей я ждал. Возле дома. На дороге. Дом стоял почти на окраине, из окна видно было лес. А в противоположную ему сторону уходила дорога, которая поворачивала метров через , эээ… 200? направо и вела к центру посёлка, школе, и  , в конце концов, к реке. Если бы кто-то из родителей приехал — он пришёл бы оттуда. И порой я оттуда их ждал. Иногда провожал взглядом дедушку, когда тот уходил на работу. Тоскливо было и то и то. Когда научился писать, писал матери письма, не знаю, сколько это продолжалось. Мать приезжала иногда. В мои 10 и 11 лет в Новосибирск приезжали мы, большой компанией в гости и по семейным делам. Но писать и ждать их престал я где-то в 8 лет — и что-то изменилось тогда. Хотя, наверно, процесс был растянут во времени. Я потерял чувство рода. Я не рождался, внутри меня не было некоторого отблеска — отзвука родителей. Я был один, все вокруг — чужими.
 Ревность обозначила себя лет в 6 — ужасное сильное чувство. Если ребёнок, который вроде бы начинал играть со мной, вдруг начинал играть без меня с другим ребёнком, не уделяя мне былого внимания — всё, ревность поднималась и душила. Это было настолько сильное чувство, что я предпочитал просто переставать с ним играть. Отстранялся. И победить это не мог в себе долго. Было больно — я в очередной раз убеждался, что рано или поздно все меня бросят И тогда — примерно в том возрасте — я и начал проникаться идеей ЕДИНСТВЕННОЙ. Всё было так замечательно просто — я ограничиваю себя, храню ей верность - и она тоже это делает, главное найти эту самую единственную. Подкреплён этот бесхитростный вывод был простым способом — куча прочитанных книг с романтическим уклоном, где главный герой находит свою суженую и живут они потом долго и счастливо. Идея засела очень глубоко, и держалась на фундаменте из морали и нравственности. И моралистом я как являлся, так остаюсь до сих пор — потому на данный момент всё ещё невозможной является измена с моей стороны. Я остро реагировал на всех, кто вёл себя неподобающим образом, многим даже выговаривал — но, к счастью, это прошло. И 3 девушки, которых я называю музами — я думаю, это естественная попытка меня же сбросить всё это, расциклиться, отказаться от увечащей идеи. Душа себя спасает самым верным средством — любовью, и не важно, какой. И подвижки избавления от оков — они уже давно начались.
 Года 4 назад я с неприятием смотрел на девушку и парня, которые, будучи друзьями, сидели в обнимку(при том, что у них обоих при этом были отношения и не друг с другом). Примеров можно набрать много — поэтому мнение моё по поводу ревности - следующее: ревность — следствие страха и слабости(который кроется в детстве), и от неё можно, при желании, постепенно избавляться. Было бы желание. А верность - точнее, некоторая излишняя зацикленность — следствие ревности. Потому как можно встретить людей, которые абсолютно не волнуются по поводу своей верности или верности партнёра — им самим и в голову не приходит налево сходить, а партнёра потерять(читай: «любимого человека») — это далеко не самое страшное. Страшнее его смерть или тяжёлая болезнь, несчастье. Поэтому если любимому человеку будет лучше с кем-то другим — то пусть будет так, тем более, что в таких парах это маловероятно.
 Меня могут обвинять в непонимании и некомпетентности — однако это всего лишь модель, на истинность абсолютную я не претендую, как и на то, что я первый до такого додумался. Она верна на данном этапе для меня, подкрепляется личным опытом и действует. Возможно, сумеет помочь и ещё кому-то Путём воздействия на первопричину — или хотя бы просто пониманием её — вы сможете постепенно избавляться от этой напасти. Признавая за собой возможность изменить, признаём более спокойно эту возможность и у любимого(если эгоизм не слишком силён).И первопричина, скорее всего, не так уж глубоко и скрыта. Даже, думаю, лежит на поверхности, пусть и в детстве. Посмотрите себе в глаза — скажите себе честно — являетесь ли вы ярым сторонником верности, ревнивый ли вы человек, чувствовали ли вы себя в детстве покинутым. А то не всем везёт так, как повезло мне — с моими музами.